?

Log in

No account? Create an account

klub_dialog


Православный клуб Диалог


Previous Entry Share Next Entry
О познании
Олег Козлов
kozlov_oleg8888 wrote in klub_dialog
Изложение работы П.Флоренского «Столп и утверждение Истины» гл. 2 «Сомнение»

Первое правило которое мы для себя устанавливаем, если хотим познать истину: ничего не принимать без доказательств. Истина должна быть доказуема и очевидна.

Всё что мы знаем, любое утверждение, любое суждение мы можем получить двумя путями: либо узнать самим, непосредственно, либо узнать от другого.

То, что мы можем воспринимать сами называется «интуиция». Она бывает двух видов:

1. Самоочевидная интуиция – то, что мы можем непосредственно наблюдать своими органами чувств.
2.Мистическая интуиция – сверхчувственный опыт, духовное переживание, познание в котором нет расщепления на субъект и объект. Доступен немногим мистикам.

Суждение данное через другого, обосновывамое чем-то или кем-то другим называется «дискурсия».

Логическая формула интуиции «Это так, потому что это так». Или

А = А


Cтол – это стол. Стул – это стул. Я - это я. Это само собой очевидно.
Логическая формула дискурсии: «Это так, потому что это обосновано другим» или

А = В
Например, « Это так, потому, что это утверждает свидетель. Ветки дерева колышутся, потому что на них воздействует ветер».
Все доказательства с помощью цепочки логических суждений – образец дискурсии.

У каждого из этих видов суждений есть свои достоинства и недостатки.

Достоинство самоочевидной интуиции – её незыблемость, её надёжность, её очевидность. Она – сам себя доказывает. Нет никакой необходимости доказывать очевидное, например, доказывать что стол - это стол. Самоочевидная интуиция является догматической установкой: это так и никак иначе. Это не обсуждается. В логической формуле даже не надо ставить знак равенство, ибо где нет различия, там неуместно и сравнение. Значит, логической формулой будет просто
А!
Но с этим связан и недостаток самоочевидной интуиции: она не только не опровержима, но и недоказуема. И если задать вопрос: а почему, собственно, это так? А если нет? А чем докажете? - в ответ будет либо безмолвие, либо крик: это так и никак иначе!
(есть пословица: если один человек уверен, что другой человек – не человек, а верблюд – тому очень трудно доказать обратное). Догматическое утверждение пасует перед другим догматическим утверждением, которое его отрицает.
Второй недостаток самоочевидной интуиции. Для любого догматического утверждения всё что ему не тождественно – им отрицается. То есть, для любого А всё что ему не тождественно (например В) всего лишь «не-А».
(шутка Фоменко: «Слово – не воробей. Вообще ничто не воробей, кроме воробья»).
Весь остальной мир для А – враждебен, он им отрицается и сам отрицается всеми остальными утверджениями мира.
Но этого мало. Всякое А отрицает само себя в прошлом и будущем и тождественно себе только в данный миг. Что же тогда остаётся от догматического утверждения? Почти нуль, голая неуловимая монада, безразмерная математическая точка. Любое А изничтожает весь мир вокруг себя и самое себя тоже. Этим осуждаются все догматические системы.

Дискурсия тоже имеет достоинства и недостатки. Её неоспоримое преимущество – она доказуема. Всё что дискурсивно утверждается – всегда доказывается и обосновывается чем-то. «Это так, потому что об этом говорит то-то, А потому что Б». Но Б, в свою очередь, ведь тоже должно быть чем-то обосновано! Назовём это третье обоснование В. Но и В нуждается в доказательстве – назовём его Г – и так далее, до бесконечности.

А = Б = В = Г =…..
Например, в одной сербско-болгарской рукописи XV-го века читаем:
«Да скажи ми: що дрьжить землю! Рече: вода висока. Да що дрьжить воду? Ответ: камень плосень вельми. Да що дрьжить камень? Рече: камень дрьжить 4 китове златы. Да что дрьжить китове златы? Рече: река огньнная. Да что дрьжить того огня? Рече: други огнь, еже есть пожечь, того огня 2 че(а)сти. Да что дрьжить того огня? Рече: дуб железны, еже есть первонасажден отвесего же (его же) корение на силе божией стоить». 32)
Но где конец? — Свои «объяснения» или «оправдания» наличной действительности наши предки заканчивали ссылкой на Божественные атрибуты; но так как они не показывали, почему же эти последние должно признать оправданными, то ссылка наших предков на волю Божию или на силу Божию, если только не была прямым отказом от объяснения, необходимо должна была иметь смысл формальный, как сокращенное обозначение продолжаемости объяснительного процесса. Современный язык пользуется для той же цели выражениями: «и проч.», «и т. д.», «и т. п.» Конца нет.
.
Итак, в дискурсии доказательство вроде и есть, но оно недостижимо как линия горизонта – к ней можно приближаться, но на неё нельзя ступить – она будет всё время впереди.
Итак, мы оказываемся в незавидном положении: с одной стороны недоказуемая очевидность, с другой – доказуемая но никогда недостижимая истина. Глухая стена и непереплываемое море.
Самое время признать: я знаю лишь то, что ничего не знаю. Ничему нельзя довериться. Ничего нельзя принимать без доказательств, но и вместить бесконечность доказательств невозможно. «Ничего нельзя знать наверняка, всё подлежит сомнению» - это позиция скепсиса.
Но если ничего нельзя знать наверняка, то нельзя знать и того, что ничего нельзя знать наверняка! Само это утверждение также подлежит сомнению, сам-то оно и не доказано! Скепсис отрицает всё, в том числе и своё отрицание. В самом деле, а может, мы действительно знаем истину, (она нам известна), но просто не можем её распознать (отличить от не-истины)?
Мы впадаем в крайне сложное положение, в апорию. Мы не можем принять бездоказательную догматическую установку, мы физически не можем принять бесконечность доказательств, мы не можем принять даже собственное непринятие (скепсис).

Это затруднительное положение создано установкой недоверчивости и разрешается согласием принять что-то на веру. Принять, что может быть истина есть и её можно познать. Подумаем, какой тогда должна быть эта истина?

Для разрешения апории надо принять на веру несколько положений:

1. Истина – есть, она существует.
2. Истина доступна для познания
3. Истина доказуема, разумна, обоснована.
Первым и вторым положением побеждается скепсис. Вторым – устраняется главный недостаток дискурсии, третьим – недостаток интуиции.

Итак, если истина есть, то она должена сочетать в себе достоинства и интуиции, и дискурсии, т.е.
Истина – это интуиция-дискурсия
Логически выраженной она может быть так:

А=А
А ≠А

Для доказуемости истина должна быть одновременно равной и не равной самой себе.
Мы это уже выражали формулой А=В но тогда В должно быть обосновано чем-то что равно ему, но им не является, отлично от него, например, С.
А=В=С
С, для того чтобы быть обоснованым, должно тоже обосновываться чем-то равным себе но и отличным от себя. Например, А.




Круг замкнулся. в триединство. Если истина триедина, то с одной стороны она доказуема и любой из её элементов доказан другими двумя (помните: свидетельство двух истинно), с другой стороны она доступна, не нужно бесконечного ряда обоснований, ряд конечен; с третьей стороны, ряд бесконечен, т.к. замкнут в круг. Можно также сказать, что эта истина самотождественна и сама является себе доказательством. Как же один элемент (причём, каждый) может быть равен сумме двух других? Это возможно при условии, что каждый элемент бесконечен. Только бесконечность может быть буквально равна двум бесконечностям.
Это вполне соответствует христианскому учению о Троице.
Вывод: если и существует познаваемая, доказуемая и полная Истина, то это Пресвятая Троица, каждый из элементов которой бесконечен, равен всем остальным и в то же время отличен от остальных.

Примечание 1.: может быть и более трёх элементов, но три – это минимум, остальные же не обязательны.
Примечание 2.Эту статью нарисал в ХХ веке о. Павел Флоренский, но вся эта гносеологическая модель имеет основание в Библии.

Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина.
Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино.
И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном. 1Ин 5:6-8

"14 Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду.
15 Вы судите по плоти; Я не сужу никого.
16 А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня.
17 А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно.
18 Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня.
19 Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего."
(Иоан.8:14-19)


И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды; и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение. (Мф 3, 13-17)



Возможно, при прочтении у вас возникнут вопросы. Например, что подразумевается под словом «истина» или почему уравниваются «догматическая установка» и «утверждение»? Следует помнить, что это лишь краткое, обобщённое изложение основных мыслей, для более полного понимания стоит прочитать оригинал, в котором вопросы рассмотрены более подробно, художественно и логически корректно. Вы просто удивитесь, насколько разительно оригинал отличается от изложения 
П.Флоренский «Столп и утверждение Истины» гл. 2 «Сомнение»